June 28th, 2009

Oberwolfach

Щ-числительные

Некоторое время назад я заинтересовался вопросом, далеко ли зашёл Михаил Константинович Щербаков в использовании количественных числительных в своих песнях. Создаётся впечатление, что он стремился к известному разнообразию:

Ноль — «амбиций ноль, эмоций тоже»;
Один — «модальность один к двумстам»;
Два — «склеить пытаюсь два словца...»;
Три — «три брата было нас в одной семье...»;
Четыре — «и вот — новейшая из мозаик пошла расти с четырёх сторон...»;
Пять — «плюс пять рублей подспудных...»;
Шесть — «и час, и два, и шесть»;
Семь — «шесть, семь, восемь, ключ на старт»;
Восемь — «на вековой скамье — в восьми томах Платон»;
Девять — «девять предместий одно за другим миновав»;
Десять — «время — десять без десяти»;
Одиннадцать — «трижды в сутки — в одиннадцать, в семь пополудни и в три...»;
Двенадцать — «двенадцать лун на знамени моём...»;
Тринадцать — «тринадцать лет, испарина, ларингит»;
Четырнадцать — «почти четырнадцать, а мир всё неродной»;
Пятнадцать — «и мы считаем до пятнадцати»;
Шестнадцать — «принципы мои просты с тех пор, как лет в шестнадцать понял я, что всё бессмысленно»;
Восемнадцать — «профиль её и все восемнадцать вёсел...»;
Девятнадцать — «дайте мне девятнадцать штук...»;
Двадцать — «чего не понял в двадцать, вдруг — поймёшь в сорок»;
Двадцать два — «и кто, вложив червонец, наживал не два, но двадцать два...»;
Двадцать пять — «мне двадцать пять недель февраль...»;
Двадцать шесть — «26 — и на здоровье»;
Двадцать семь — «27 — одних извилин»;
Двадцать восемь — «ей двадцать восемь лет...»;
Двадцать девять — «29 — чудный возраст»;
Тридцать — «двадцать гарпий, тридцать змей...»;
Тридцать два — «зубов давно не тридцать два».

Из числительных от нуля до пятидесяти недостаёт следующих: семнадцать, двадцать один, двадцать три, двадцать четыре, тридцать один, тридцать три, тридцать четыре, сорок один, сорок два, сорок три, сорок четыре, пятьдесят (те числительные между тридцатью двумя и пятьюдесятью, которые присутствуют в творчестве, сконцентрированы в основном в песне «Интермедия 3»). Распределение числительных в целом я специально не изучал, однако помимо упомянутых выше в творчестве Михаила Константиновича точно встречаются следующие количественные числительные: шесть восьмых, полтора, шестьдесят, семьдесят, сто, сто одно, сто сорок, полтораста, сто девяносто, двести, триста, пятьсот, тысяча, две тысячи, сто тысяч, двести тысяч, миллион, сорок миллионов.

Остаётся лишь пожелать Михаилу Константиновичу дальнейших творческих успехов.