Vadim Alekseev (certus) wrote,
Vadim Alekseev
certus

о свободе преподавания

Мотивированный обсуждением юридической задачки из предыдущего поста, я решил написать несколько слов о релевантных для её разбора вещах — мне думается, они будут небезынтересны части читателей, тем более что в отличие от выдуманной задачи они имеют вполне конкретные последствия на практике.

Наука и университетское преподавание в Германии являются одними из немногих мне известных областей, в которых уже при решении вопросов на микроуровне постоянно встречается отсылка на Основной закон ФРГ, абзац 3 статьи 5 которого гласит:

Искусство и наука, исследования и преподавание свободны. Свобода преподавания не освобождает от обязанности сохранять верность Конституции.

Дело в том, что в отличие от многих других свобод (например, свободы слова, свободы собраний, свободы собственности и т.п.) Основной закон ФРГ не предусматривает никакой явной возможности ограничивать свободу (университетского) преподавания в части выбора формы и содержания учебного и экзаменационного материала. Разумеется, земельные законы о высшем образовании обязывают университеты составлять учебные планы, но даже сегодня содержательная часть в описании лекций описывается двумя-тремя общими предложениями — а до стандартизации, обусловленной Болонским процессом, учебные планы представляли из себя просто списки названий курсов и общие описания правил организации экзаменов. Таким образом, содержательная часть университетского процесса в Германии держалась и продолжает держаться по большому счёту на честном слове академических традициях и самоорганизации. Тут надо, правда, отметить, что в случае судебного спора по содержательному вопросу (например, о корректности ответа на экзаменационный вопрос), разумеется, может быть привлечено экспертное мнение со стороны, и суд может настоять на перепроверке решения.

Широкая академическая свобода, конечно, приводит время от времени к курьёзным последствиям. Так, лет десять назад одному уходившему на пенсию профессору в Гёттингене довелось напоследок читать курс по линейной алгебре. По каким-то причинам мотивация проверять экзамен у него отсутствовала, в результате чего он директивно решил поставить всем студентам одинаковую оценку «хорошо» — независимо от содержания экзаменационной работы. Отличники, разумеется, были недовольны и подали протест, но анализ формального положения дел привёл к однозначному выводу, что шкала оценивания экзаменационных работ никакими внутренними предписаниями не ограничена, и поэтому профессор вправе апеллировать к своей конституционной свободе преподавания, включающей и свободу выбора шкалы оценок по результатам экзаменационных работ. Иными словами, формально он реализовал своё конституционное право решить, что диапазон баллов [0,+∞) оценивается как «хорошо».


Возвращаясь к гипотетическому казусу с натуральными числами, пытливый читатель спросит: а как же стандарты DIN? Ответ тут следующий: стандарты DIN имеют рекомендательный характер и приобретают силу закона только тогда, когда какой-либо законодательный или подзаконный акт в явном виде обязывает их соблюдать. При этом соблюдение этих стандартов даже при отсутствии соответствующей юридической обязанности имеет практический смысл: в случае судебного спора об ответственности производителя за некачественный товар подтверждение того, что товар соответствует стандарту, может служить сильным аргументом в пользу производителя.

Таким образом, юридические аспекты вымышленного спора про натуральные числа таковы:

1. Профессор, реализуя конституционное право на свободу преподавания, может вводить и использовать удобные ему обозначения и составлять экзамен на их основе.
2. В остальном суд будет обязан изучить:
а) степень неоднозначности постановки экзаменационного вопроса для конкретного студента — она будет определяться тем, посещал ли студент лекции и упражнения именно у этого профессора или писал экзамен по такому же курсу, прослушанному им ранее (во втором случае апелляция к стандартам DIN вполне может быть дополнительным аргументом);
б) разумность оценивания задания (возможно, с привлечением экспертов со стороны): логически верное само по себе решение, основанное на одной возможной с учётом п. а) ошибке в понимании условия, не может вести к незасчитыванию задачи в целом, но может вести к снижению оценки.
3. Решение в конкретном случае будет существенным образом зависеть от выводов п. 2.

И знаете, что в этом всём интересно? Изучение немецкой юридической практики по оспариванию результатов экзаменов показывает, что в случае реализации подобного судебного спора немецкие суды будут действительно тщательно исследовать все эти вопросы.
Tags: загадка, информация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments