Vadim Alekseev (certus) wrote,
Vadim Alekseev
certus

крепкий табачок по-немецки

В немецком есть выражение «starker Tobak» (букв. «сильный табак»), обычно употребляемое для характеризации какого-то заявления или действия как из ряда вон выходящего по сочетанию абсурдности и некоторой наглости. Читая немецкие юридические блоги, я время от времени наталкивался на сюжеты, удостоившиеся такого реприманда, но доселе крепость табачка на деле оказывалась всё же недостаточной для уделения им такого уж серьёзного внимания. Однако вчера я неожиданно узнал об одном случае, в итоге впечатлившем даже меня.

В середине двухтысячных годов активисты пацифистских организаций Германии подали в местную генеральную прокуратуру заявление о подозрении в совершении в 2003 году членами федерального правительства преступления, предусмотренного § 80 Уголовного уложения ФРГ (подготовка агрессивной войны) — в контексте поддержки разведкой ФРГ войны в Ираке. Надо сказать, что подобного рода заявления для Генеральной прокуратуры ФРГ не новость, в данном случае обоснованность заявления была объективно невысокой, и в целом для написания отказа ничего особенного изобретать генеральному прокурору было не надо. Но генеральный прокурор нюхнул юридического табака покрепче внимательно посмотрел в законодательство и исторг из себя следующий пассаж (см. письмо Генерального прокурора ФРГ от 26.01.2006):

Абз. 1 § 80 Уголовного уложения гласит:
«Тот, кто подготавливает агрессивную войну (абз. 1 ст. 26 Основного закона) с участием Федеративной Республики Германия и тем самым создаёт опасность войны для Федеративной Республики Германия, — наказывается пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок не менее десяти лет.»

Согласно однозначной формулировке закона наказуема только подготовка агрессивной войны, но не агрессивная война сама по себе; тем самым участие в подготовленной кем-то ещё агрессивной войне ненаказуемо (см. Трёндле/Фишер. УУ. 53 изд., § 80 н. 13).

Заключение по аналогии о том, что наказуемость подготовки агрессивной войны тем более влечёт за собой наказуемость участия в ней, в уголовном праве недопустимо (КС ФРГ 26, 41, 42; 47,109,121). Абзац 1 статьи 26 Основного закона ФРГ, охватывающий область применения § 80 УУ ФРГ, не может быть привлечён для толкования последнего, так как ст. 103 Основного закона ФРГ запрещает применение норм уголовного права за пределами их буквальной формулировки.

Тем самым преступником не может быть лицо, начавшее принимать участие в военных мероприятиях лишь в начале или уже в ходе войны.


Надо сказать, что табачок у генерального прокурора был, видимо, всё же крепковат: Федеральный верховный суд Германии к тому времени уже успел указать, что конституционный запрет на подготовку агрессивной войны с очевидностью означает и запрет на её ведение — впрочем, в явном виде обходя вопрос о том, какое из этих деяний уголовно наказуемо.

Однако немцы не были бы немцами, если бы обнаружившаяся в результате подобного рода юридических дискуссий неопределённость не была бы обречена на устранение. С 1 января 2017 года § 80 Уголовного уложения заменён § 13 Уложения о международном уголовном праве, в явном виде включающим и запрет на ведение агрессивной войны.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments